Г.Э. ГОРОХОВА (Дешовская СОШ Козельский р-он. учитель истории, кандидат филос. наук)

РАСТИМ ГРАЖДАН РОССИИ
ИЛИ ВАССАЛОВ НОВОГО МИРОВОГО ПОРЯДКА ?

«Русские - народ, который нельзя разделить. Они, подобно разлитой ртути, тотчас сольются в одно целое. Их можно только уничтожить, а это невозможно. Поэтому война с Россией гибельна для Германии» (Отто фон Бисмарк)

«Мы должны осознать, что против русского народа ведётся хорошо спланированная война, имеющая целью его уничтожить»(Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II )

 

Отчётливо помню, как в свои 14 отроческих лет, празднуя в 1967ом году 50летие Великого Октября, взволнованно слагала вирши для школьной стенгазеты – «Моей Родине- 50 лет!». Ныне, спустя почти полвека – мои ученики примерно такого же возраста празднуют 15летие РФ. Правда, ещё в начальной школе они читали рассказы по истории Отечества – и запомнили красующийся на обложке знаменитый новгородский памятник Тысячелетия России. «Так сколько же лет России?»- резонно спрашивают они учителя.

Они умеют пользоваться Интернетом. И когда находят там информацию о том, что уже 10 лет проводятся международные конференции и конгрессы по Гражданскому образованию, то их настораживает – почему после первой же такой конференции зам. Директора информационного агентства США Пен Кембе заявил, что «отныне ГО во всём мире является национальным интересом Америки»? А некоторых из них попросту возмущает, что Россия вместо самостоятельной программы уже в 50 регионах ведёт работу по Гражданскому образованию на базе стандарта «Гражданин», разработанного в калифорнийском городке Калабассе.

Далеко не все наши учащиеся и педагоги заражены той русофобией и западопоклонством, вирус которых столь зримо поражает многие сферы нашей жизни, культуры и образования. Многие осознают, сколь духовно уродливы и социально разрушительны пути нынешней американоцентричной глобализации. Становится всё более очевидным, что декларируемый глобалистской идеологией либерализм – это всего лишь риторика, прикрывающая двойные стандарты, за которыми – третирование государственности и национального самосознания, замена морали общественного служения на еззастенчивую прагматику и своекорыстие, создание за спиной народов паразитарной интернациональной элиты, духовно-нравственная люмпенизация населения через аморальную массовую культуру.

Известны нашим старшеклассникам и пророческие строки А.С.Пушкина:

И горд, и наг пришёл Разврат,
И перед ним сердца застыли,
За власть Отечество забыли,
За злато продал брата брат.

Рекли безумцы: нет Свободы,
И им поверили народы,
И безразлично, в их речах,
Добро и зло, всё стало тенью,

Всё было предано забвенью,
Как ветру предан вольный прах…

Воистину великий Поэт – всегда Пророк: разве не видны здесь все основные черты нынешнего глубокого кризиса. Вместо Совести - бесчестие, вместо служения Отечеству- эгоизм , вместо Братства – погоня за наживой, вместо скромности и целомудрия – разврат и бесстыдство. Двойной тёзка Пушкина недавно скончавшийся выдающийся русский политолог профессор Александр Сергеевич Панарин не раз подчёркивал: «Драма современного мира - в том, что вестернизация разрушает идентичность». Ему же принадлежат слова: « Как свидетельствует история, цивилизация может претерпеть любой материальный урон и воссоздать себя заново при условии, если уцелело её ценностное ядро. Разрушение же такого ядра порождает удивительное бессилие даже в условиях изобилия материальных ресурсов. Это очень актуально для России, ценностное ядро которой пытаются разрушить внутренние и внешние вестернизаторы»(см.7)

Некоторые старые враги России уже празднуют свою победу над ней – чего стоит хотя бы название одной из книг одного из ведущих политтехнологов т.н. «холодной войны» З. Бжезинского «Мир без России»! Американский журналист Марк Эймс недавно сказал в интервью со своим российским коллегой: « на Западе царит разочарование, что Россия не стала вторым штатом Айова. Как стали ею, например, Чехия или Польша. Чехи и поляки нам подчиняются полностью… они любят Америку… А вы, с вашим менталитетом и культурой подчиняться нам просто не можете! И это знают США, потому что американская культура и живёт тем, что другие культуры признают её главенство».

В такой ситуации ведущими задачами гражданского образования следует считать восстановление и укрепление цивилизационно-исторической и государственной идентичности наших детей и юношества. Можно выделить три основных «опоры» Русского Гражданина: 1) Русская Цивилизация, 2) Русская История, 3) Русское Государство.

РУССКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Многие ныне говорят о том, что насущной задачей современности является изменение русла глобализации – поворот от американизированной вестернизации к диалогу и сотрудничеству традиционных культур. Уже и на Западе многие говорят о необходимости восстановления традиционных ценностей и морали. Цивилизационный подход всё чаще осознаётся как актуально (и даже спасительно) противостоящий глобалистско-прогрессистскому .

Необходимо усилить собственно цивилизационную составляющую в нашем образовании. Со школьной скамьи наши дети должны в полной мере усвоить, что Россия- это целый мир, мощная тысячелетняя цивилизация, а не «эта страна». Следует очистить наши школьные учебники от многочисленных русофобских выпадов: давно пора очиститься от мифов о нашей дремучей отсталости, рабской покорности, непонятной иррациональности.

Весьма продуктивным в этом плане является аналитическое изучение учащимися ценностных основ Русской Цивилизации. В Проекте Гражданского Образования населения РФ на 2006-2010 гг. говорится: « Аксиологический подход в ГО может быть реализован на основе взаимной адаптации ценностей демократии и отечественной культуры». Безусловно, следует прежде всего выделить те базовые ценности Русского Мира, которые не должны быть подвергнуты никаким искажениям.

Очевидно, к ним следует в первую очередь отнести:
1) приоритет духовно-нравственного начала над прагматически - материальным (русская культура – культура Высокого Идеала и Совести);
2) этакратичность (русские - народ, историческое призвание которого – созидание Государства; вспомните В.Соловьёва: «Россия – есть семья народов, объединённых вокруг русского народа»; отсюда – необходимость для русских чёткого правового статуса как государствообразующего народа);
3) многоукладность экономики при приоритете гос.собственности на стратегически важные сферы;
4) соборность как принцип свободного единомысленного единения самостоятельных личностей (отличный как от индивидуализма, так и от принудительного коллективизма);
5) семья – не только социальный институт, имеющий поддержку от государства, но также и важнейший духовно-нравственный организм ( в Православии семья- это малая Церковь).

В нынешней Концепции национальной безопасности указано, что национальные интересы России в духовной сфере состоят «в сохранении и укреплении нравственных ценностей общества», а среди угроз национальной безопасности числятся девальвация духовных ценностей и снижение духовно-нравственного потенциала общества.

Как отмечается в работе Андрея Ткаченко о современной стратегии образования, в нынешнем образовании информационно-технологическая составляющая всё больше вытесняет духовно-нравственную. Это находится в прямом противоречии с концепцией национальной безопасности.

Ткаченко отмечает: « Формирование личности неотделимо от формирования веры и убеждений человека, определяющих характер жизни человека, характер ценностной мотивации его деятельности. Ценности глобального либерализма несовместимы с гуманизмом и патриотизмом. Поэтому русская, российская школа должна ориентироваться на традиционные ценности – ценности религиозные, семейные, национально- патриотические. Мировоззрение традиционного человека иерархично и ориентировано на вечность. Он ощущает себя не самодостаточным индивидом, стремящимся к самореализации, а частью чего-либо Высшего, более ценного, чем он сам. Поэтому основной моделью традиционного человека является не самореализация, а служение: Богу, Родине, народу, любимому человеку. Обязанности здесь ставятся выше прав – чем больше обязанностей, тем больше и прав. Возможно, само слово «счастье» происходит от слова «часть (чего-то Высшего)», «сопричастность», «Причастие» (9).

РУССКАЯ ИСТОРИЯ

Один из талантливых молодых политологов Егор Холмогоров недавно ярко и громко заявил о том, что нам необходима «битва за историю». А кто-то сказал и так: «История- наша последняя защита!» Ведь многочисленные революции ХХ века, направленные против России и как Цивилизации, и как Державы сопровождались огромной лавиной искажений Отечественной истории, злостной клеветы на многие её стороны. И масонский февраль, и большевистский октябрь 17го года – были по-своему враждебны историческому творчеству нашего народа на протяжении всей его прежней истории. Вспомним Ф.И. Тютчева: «В Европе существуют только две действительные силы – Революция и Россия… Между ними никакие переговоры, никакие трактаты невозможны… От исхода борьбы между ними – зависит на многие века вся политическая и религиозная будущность человечества… Россия - прежде всего христианская империя; русский народ – христианин не только в силу православности своих убеждений, но ещё благодаря чему-то более задушевному, чем убеждения. Он – христианин в силу той способности к самопожертвованию и самоотверженности, которая как бы составляет основу его природы. Революция – прежде всего враг христианства» (8, с. 575).

Отказ от христианской основы русского историко-державного пути в 17ом году оказался не принят народом. Пройдя кровавые десятилетия безбожных пятилеток, наш народ не утратил ни христианской морали, ни самой веры: опираясь именно на них, он поднял страну из послереволюционных руин, выиграл страшную битву с фашизмом, восстановил народное хозяйство после ВОВ.

Однако недолгое возвращение к аутентичной истории в предвоенный и военный период сменилось дальнейшей антиисторической «работой» по опорочиванию и искажению истории Русской Империи. Ныне же к антирусской советской версии истории добавляется и русофобско- антисоветская либерально-западная версия. Нередко наши нынешние учебные пособия по истории являют собой дикую смесь из обеих этих «историй», у одних вызывающую естественное недоверие, у других – комплекс неполноценности.

А ведь гражданство – это в первую очередь личностная укоренённость в истории своего народа, способность быть живой клеточкой огромного исторического организма. Это предполагает не только знание истории Отечества, но и сердечное стремление своей жизнью стать её органической частью.

Простой этимологический анализ пары «граждане-неграждане» в Древней Греции, осуществлённый недавно А.Дугиным, раскрыл весьма актуальный курьёз: граждане – это перевод термина «политес», а неграждане – «идиотес». Т.о. идиот – это отдельный индивид, лишённый связи с демосом и полисом, оторванный от социальных, этнических и религиозных традиций. Так что он – не часть народного целого, а лишь атомарная и автономная личность. Именно с таким отрывом связано явное оболванивание целых масс современной масскультурой, взращивающей антигражданственный индивидуализм!

Антирусские клеветнические мифы многочисленны, на некоторых из них уже выросли поколения! Оплёваны многие наши видные исторические деятели: «последний рыцарь Европы» Николай Первый (8, с. 522) – в наших пособиях в основном ретроград и солдафон; патологическими фигурами предстают и Иван Грозный, и Павел Первый и И.В. Сталин. И хотя уже известно, какими именно «инстанциями» было принято решение смешать с грязью Г.Е Распутина (для чего использовалось тринадцать ряженых и гримированных под него фигур!)– очернение царской власти через этот пиар продолжает разносторонне поддерживаться.

Анализируя причины революций начала ХХ века, ни один учебник не указывает явную подрывную деятельность зарубежных врагов России. Мало где отмечается по сути мировой характер Крымской войны, которая из русско-турецкой вылилась в русско-европейскую. Практически не анализируется реальный масштаб Отечественной войны 1812г., года мы сразились сразу с четырьмя империями: Австро-Венгерской, Французской, Османской и Персидской.

Практически отсутствует агиополитический фактор нашей истории. Наша секуляризованная история бегло упоминает лишь о тройном видении Сергия Радонежского Козьме Минину с призывом собирать народное ополчение да ещё о перенесении Петром Первым мощей св. князя Александра Невского в Санкт-Петербург.

А ведь традиционная русская агиополитика была стройной системой, связывающей непосредственный жизненный мир людей с политическими событиями через освящение святыней. Великие русские святыни – Владимирская, Смоленская, Иверская, Казанская иконы Божией Матери – традиционные защитницы России и от Смуты, и от внутренних раздоров, и от внешних вражьих сил.

Настоящая «битва за историю» всё сильнее разворачивается в печати, в разных разделах и форумах Интернета – за избавление от исторического склероза, за то, чтобы не растить манкуртов. Страшен этот образ Чингиза Айтматова: сначала враги пытками лишают человека памяти, а потом посылают убивать собственную мать. Это не фантазия писателя, образ создан на основе исторических фактов – именно так чжурчжени во время набегов на Центральную Азию зомбировали военнопленных.А разве на такая же «операция» проводится уже десятилетия в ходе нынешней информационной войны против России? Всё больше становится «Иванов, не помнящих родства», готовых разить Родину-Мать в самое сердце – и немало их среди педагогов, журналистов, политиков!

Тотальная «модернизация» всего и вся – разрушительна для России. Из сферы науки и технологии эта установка перекочевала уже и в самые тонкие и основополагающие сферы бытия. Мыслима ли модернизация души народа? Его истории? Культуры? Такая «модернизация» как раз и оборачивается манкуртизацией. Причём глобалистско-либеральный её вариант во многом превосходит большевистский.

В борьбе с такими враждебными нашей Цивилизации силами сложился большой и талантливый лагерь представителей именно цивилизационного подхода, но его богатые концептуально-интеллектуальные плоды практически игнорируются нынешней педагогикой. Панарин, Кожинов, Холмогоров, Кара-Мурза, Нарочницкая, Дугин и многие другие авторы редко входят в списки рекомендуемой литературы. А ведь наиболее интересные и перспективные исторические концепции создаются как раз на стыке государственной и цивилизационной парадигм. Одной из самых глубоких и ярких, на мой взгляд, является работа Е.С. Холмогорова «Смысл Русской Истории. Четыре проекта: Удача, Святость, Воинство, Цивилизация». В ней раскрывается единство жизни нашего народа на его разных стадиях как спонтанное участие различных его частей и групп в осуществлении одних и тех же национальных проектов. Под таким проектом понимается определённая смысловая целостность, определяющая деятельность нации на достаточно длительный период её истории.

Е.Холмогоров показывает своеобразие Киевской Руси через доминанту понятия «удачи», предстающую в триединстве «чести» (добыча, прибыль, прибыток), «славы» (доброе имя, героика, престиж) и «благодати». Основной моралью знаменитого «Слова о полку Игореве» он считает образ затмения как символ отхода «удачи» – отсюда эпохальное значение этого произведения и главная причина особого внимания к походу Игоря в русской литературе.

Период XIII и перв. пол. XIV -го вв. исследователь обозначает как период первой национальной смуты. Татарское вторжение при этом рассматривается не как причина системного кризиса, а как один из его элементов. Новая эпоха предстаёт как время тяжёлой работы. Исследуя причины её идейной мотивации, Холмогоров вводит термин «сакральная индустриализация»: общежительная модель жизни преп. Сергия воспринимается как «технологичная» и образцовая. А Москва, собирающая русские земли в новое единство, предстаёт как «власть святых», агиократия. И князья, и святители московские играют и религиозную, и политическую роль. И Куликовская битва – событие прежде всего духовное, а заодно уж – политическое и военное.

С начала XVI -го в. Холмогоров отсчитывает поворот от устремления к святости к осознанию русскими самих себя как единственной в мире силы, препятствующей распространению в мире «тайны беззакония». Высший мотивационный акцент переносится с «Церкви Торжествующей» на «Церковь Воинствующую»: и с начала 16 в. «не чётки монаха, а меч воина становится главным национальным орудием». Вскоре оказывается, что нам приходится вступать в реальные конфликты со всё большим числом соседей, проводящих достаточно агрессивную политику, причём не только военную, но и связанную с провоцированием внутреннего разложения.

«Смутное время» предстаёт периодом решительной перестройки: из исторической нации русские становятся нацией политической, способной к самоучреждению и самовосстановлению. Дальнейшее наше развитие даёт расширение во всех направлениях, установление максимальных границ, сметающих все попытки Европы выстроить «санитарный кордон» на западном направлении. Приходится выдерживать конкуренцию не с одной европейской нацией, а с целым их «концертом». Данилевский осознаёт этот конфликт как цивилизационный, но адекватного ответа «Европе» всё же не находится: напротив, идёт объевропеивание, капитализация общества. Этим процессам судорожно сопротивляется интенсивно развивающаяся в XIX - XX вв. уникальная высокая культура.

Четвёртый проект предстаёт собственно как Цивилизация. На базе предшествующих пары веков, советский период даёт исключительно мощный цивилизационный прорыв русских, когда народ пытается создать такую материальную и организационную базы, которые позволяют конкурировать на равных со всем миром.

Выиграв мощную конкурентную борьбу цивилизаций во Второй Мировой войне, ослабив рядом геополитических комбинаций Великобританию – Советский Союз и США устраняют Европу с дороги, превращая цивилизационное соперничество снова в национальное, но выводя его при этом на глобальный уровень. Однако эта перемена вскоре дополняется недоброй метаморфозой в сознании наших лидеров: соперничество двух сверхдержав почему-то начинает восприниматься ими в рамках одной цивилизации. Риторика «сверхмодерна» принимается и у нас, идёт разрушение цивилизационных перегородок; и в этих ложных рамках «единой цивилизации» СССР быстро проигрывает и Америке, и Европе.

Холмогоров отмечает, что к негативным последствиям этого проигрыша относится не только национальная смута, но также и срыв значимого свермодернизационного рывка, намечавшегося в рамках советской цивилизации. Ведь в противовес пробуксовывающей идеологии постмодерна с её самоуверенным историческим финализмом и киборгизацией человека– наша русская мысль в тот период настойчиво шла к «смыслократии», т. е. к такому цивилизационному устроению, в котором оперирование культурными смыслами становилось источником подлинной власти и основным содержанием общественной деятельности. Находя плодотворным нынешнее развитие этих «смыслократических» тенденций, Холмогоров в заключение работы отмечает, что если они восторжествуют в нашей истории, то они станут «либо правильным увенчанием начатого уже проекта, либо продвинут нацию дальше, к становлению пятого проекта». (1О, 11).

РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО

Один из самых ярких представителей нашего цивилизационно-государственного сознания И.А. Ильин подчёркивал, что право принадлежит к тем же вершинам духа, что и Истина, Добро, Красота и Откровение. Нынешнее гражданское образование явно нуждается в глубокой корректировке нашими отечественными традициями, в значительной мере разработанными именно этим мыслителем в его работе «О сущности правосознания», вышедшей в Мюнхене в 1956 году. Ему принадлежит и наиболее ёмкое определение понятия «государство»: « Государство есть положительно-правовая форма Родины; а Отечество составляет истинное содержание политики» (см.3).

Одной из ведущих особенностей Русской Цивилизация является концепция «Государства Правды», идущая ещё от «Русской Правды». Её ядром является идея о том, что государство не просто некая система или механизм управления – оно в своей основе ориентировано на сверхгосударственные, духовные цели. В евразийской терминологии такое государство называется «идеократическим». Такое государство призвано не только всячески способствовать наилучшему духовно-нравственному устроению своих граждан, но и активно бороться со всякими видами зла. Русские мыслители 19го века оставили нам ёмкую формулу: «Государство не может сделать нашу жизнь раем, но оно призвано сделать всё, чтобы она не стала адом».

Таким образом, наше традиционное понимание государства, прочно вошедшее в русский менталитет, предполагает наличие у государства сакральной, духовной функции. Ныне навязанная нам псевдодемократическая версия государственного устройства, узаконивая содомское попрание нравственных традиций, делая нормой то, что тысячи лет считалось грехом – в корне противоположна не только этике нашего народа, но и нашему государственному правосознанию.

Среди многих видов лжи об истории России весьма распространён вымысел о якобы недемократической природе наших политических традиций, а в силу этого – о необходимости заимствования западных демократических институтов. Актуальна необходимость изучать свои, отечественные демократические традиции: сельскую общину, устройство артелей, опыт земств, городских управ и дум, казачье самоуправление. Из века в век Россия, имея сильную центральную, верховную власть, необходимую для управления столь обширной страной, в то же время постоянно развивала местные демократические традиции, восходящие ещё к старинной вечевой (для города) и общинной (для села) политической культуре самоуправления.

Сравнивая условия, в которых складывалась западная демократия (греческие полисы и островная Англия), с отечественными политическими традициями, некоторые авторы предлагают использовать другой термин для обозначения участия народа в политическом управлении– «демотия». При этом вполне справедливо подчёркивается, что западные демократические формы отражают специфические характеристики своего «месторазвития» и не могут служить универсальным мерилом. Наши особенности развития делают копирование форм европейской «либеральной демократии» и бессмысленным, и вредным процессом. Т.н. «демотия» не отвергает иерархии и не предполагает непременной формализации в партийно-парламентских структурах. Она представляет систему земских советов, уездных и национальных (для малых народов) представительств. Развитие «демотии» идёт на основе общинного самоуправления. Немаловажно, что «демотия» не находится, в отличие от «демократии», в противоположности к автократии, – будучи включённой в общую державную жизнь, она призвана сочетаться с сильной Верховной властью (президентская республика, монархия и др.). Такая версия народовластия даёт не разделение, а соединение единовластия и народовластия. (4; 2).

Худшее из равенств – «равенство» Добра и Зла– предлагаемое нынешней либеральной демократией с её т.н. «общечеловеческими ценностями», является глубоко чуждым нашему традиционному менталитету и в том числе представлению о Государстве и его функциях. Разве не от этой грандиозной утраты исторического смысла бытия – идёт нынешний демографический и духовно-нравственный кризис нашего народа? Современная идея о том, что в мире нет ничего такого, ради чего стоит умереть– парадоксальным образом на наших глазах оборачивается потерей смысла того, ради чего стоит жить . И мы видим невиданное прежде – подростковые самоубийства, романтизацию суицида, тиражирование цинизма и вандализма.

Очевидно, что «унизительный экзамен России на западноевропейский либерализм» (6) проваливается на наших глазах. Входя в «гражданское общество» неких « Homo globalis » люди утрачивают высшие ценности семьи, нации, веры и живут по принципу – «Где хорошо, там и Отечество». Однако это уже не народы, а эгоистические толпы – «охлос». Но за слепой и самодовольной охлократией всегда прячется олигархия. Этот неизбежный удел демоса и извращение его кратии были описаны ещё Аристотелем и Полибием двадцать три века назад.» (6)

Полагаю, что начавшаяся в верхах озвучиваться концепция « суверенно й демократии» обязывает педагогов, работающих в сфере Гражданского Образования обратиться к наиполнейшему использованию отечественных традиций в данной сфере. С тем – чтобы будущий Гражданин России, опираясь на полноценное познание своей самобытной Истории и Государственности, органично чувствовал и думал словами А.В. Суворова: «Мы – русские! Какой восторг!»

ЛИТЕРАТУРА

1. Боханов А.Н. История России. 19й-нач. – 2О в. М. 1998
2. Дугин А.Г. Философия Политики, М., 2004.
3. Исаев И.А., Золотухина Н.М. История политических и правовых учений России. М., 1995.
4. Карпец В. От демократии к демотии ( http:// www.pravaya.ru/look/5760?)
5. Канке В.А. Миропонимание и этика ответственности. Калуга, 2004.
6. Нарочницкая Н. Латинский Запад и Православный Восток : два пути апостасии– один драматический итог на пороге Третьего Тысячелетия (доклад на V конгрессе « Cultura Europea », Испания, 1998 г . (Интернет-Журнал Сретенского Монастыря)
7. Панарин А.С. Политология, М., 2003.
8. Перевезенцев С. Россия. Великая судьба. М., 2005.
9. Ткаченко А. Русская школа в контексте социокультурных изменений современной России (http:// mf.volsu.ru/sofia/gol.school/html)
10. Холмогоров Е.С.Смыслократия ( http://holmogor.livejournal.com/1514694.html?mode-reply )
11. Холмогоров Е.С. Смысл Русской Истории. Четыре проекта» (Интернет-Журнал «Атомного Православного») ( http:// holmogor.livejournal.com/1514694.html?mode-reply )